кучеряха

Рабочее..

Расшифровываю запись с диктофона. Глава сельского поселения рассказывает о местном благоустроенном пляже: "Ну мы тут спасателя посадили, купили ему всё необходимое - лодку резиновую, граммофон...". И тут же я представила, как спасатель катает по реке хихикающих барышень вместе с граммофоном, и все они слушают "Пароход" Утёсова. "Ах, что такое движется там по реке...".
кучеряха

одно маленькое круглое слово

Июнь промчался и оставил ощущение, какое бывает после долгого путешествия на поезде. Ты уже на твёрдой земле, но мозг считает иначе. И ему кажется, что ты всё еще слегка пружинишь на стучащих по рельсам колёсах.

Эти 30 дней растянулись в какое-то очень длинное путешествие. Сначала рабочие поездки по области, потом жаркий Дагестан с восхождением на гору Шалбуздаг, из-за которого я на самом деле очень волновалась, справлюсь ли. А потом кусочек моря вместе с моей Крошкой. А между всем этим бесконечные сборы, рюкзаки, чемоданы, поезда, автомобили, самолёты, вокзалы, метро, аэропорты, километры, пространства, случайные и неслучайные встречи, люди, лица, ночёвки в отелях, гостевых домах, квартирах, комнатках с видом на шумящий Каспий, Чёрное море, на московский дворик, и много ночей в поездах.

И как это странно. Сколько было общения за этот длинный месяц, сколько интересных встреч, необычных судеб, вдохновляющих бесед. А у меня в памяти застрял уж совершенно непонятный эпизод с белгородского вокзала. Я сидела на рюкзаках в ожидании поезда в самом дальнем углу перрона. Рассматривала по обыкновению людей вокруг. Все куда-то торопились, поглядывали на часы, мусолили свои айфоны. На соседней скамейке сидел пожилой мужчина, явно бездомный. Светлые брюки совсем поизносились, истрепались. Рубашка была чем-то испачкана. Лицо распухшее, красное. Он был трезв, но хотел курить. Время от времени, не вставая со скамейки, спрашивал сигарету у проходящих, хотя ощущение было, что уже просто по привычке, особо не надеясь, что кто-то вообще обратит на него внимание и угостит.

Конечно, он никуда не спешил. Сидел и оглядывал этот кусочек мира рассеянным сонным взглядом. Мимо бежала ободранная бездомная дворняга. И он позвал, тоже безо всякой надежды: "Шарок! Шарок!". Собака не обратила внимания, скрылась за поворотом. А он ещё раз на всякий случай тихонько повторил: "Шарок!", потом встал и поковылял куда-то прочь.

А мне осталось это круглое слово "Шарок!". Не знаю я, можно ли судить о людях по одному только брошенному невзначай слову. Думаю, что, конечно, нет. Но ни этот человек, ни это слово ни выходят у меня из головы. Бесконечно грустно почему-то вспоминать это короткое мгновение. Словно бы в нём, в этом слове и в этом человеке, в его бесплодных обращениях к окружающим его не осталось никакой надежды на простой ответ. На то, что он ещё есть тут, на этой скамейке, на этом вокзале, в этом городе и в этой жизни. Он как будто завалился в какую-то дальнюю складку мироздания и уже оставил попытки выбраться обратно. И в этом пушистом круглом слове показался на секунду маленький мальчик, которому отец принёс одним радостным воскресным вечером лета круглобокого щенка. Доброе, тёплое, хорошее слово. Засветился на секунду где-то в памяти тот краткий светлый миг и пропал. И нет ответа. "Шарок, Шарок!"... Эх.
кучеряха

Ледяной Байкал

Душная летняя ночь. Мне 7 лет. Я не могу уснуть - жду свою тётю Аню. Сегодня она должна прилететь к нам в гости из Иркутска. И привезти, конечно, омуля, немного сушёной клюквы и истории о Байкале. Это загадочное озеро долгие годы снилось мне по ночам. И вот, спустя 30 лет, на пороге весны я отправилась в Сибирь.
Обогнать время
Самолёт из Москвы летит прямиком в будущее – мы перескакиваем сразу на 5 часов вперёд. И густой мрак снаружи внезапно обрывается, оборачиваясь ярким солнечным утром. Внизу толпятся освещённые первыми лучами заснеженные вершины Восточных Саян. А капитан объявляет, что погода в Иркутске хорошая: ясно и всего – 22 градуса. Вскоре внизу появляется город в морозной дымке и кокетливый изгиб скованной льдом Ангары.

Collapse )
кучеряха

тпруу..

Что-то бегала, ездила, звонила, расшифровывала, фотографировала, писала. А сейчас посмотрела в окно, а там предгрозовое тёмно-синее небо и почки на каштане - скоро распустит свечи. За окном оказывается целый мир. Хорошо, пусть и холодно.

Пойду заварю себе чаю покрепче. И полистаю чудом спасённую из небытия (чуть было не выброшенную в процессе наших издательских переездов каким-то святотатцем) книгу Василия Пескова 1972 года. Раритет и шедевр.

Надо и замедляться иногда. Так, вроде, советуют.

ЗЫ вот и дождь пошёл.
кучеряха

Про экстремальные путешествия и плохих гидов

Утром просматривала ленту и напоролась на новость о том, что в Мурманской области под лавиной погибла школьница. Повёл их незадачливый гид по необорудованному маршруту - вот результат.
И мне в очередной раз стало не по себе. Как от прошлогодней ноябрьской новости, что потерялась альпинистка на склонах Эльбруса. Шла в составе коммерческой группы в октябре, когда уже в принципе никто не водит людей, особенно по северному маршруту, где нет никакой инфраструктуры. Группа попала в непогоду, гид и двое участников «словили» холодную ночёвку на высоте. Спускались не связанными по леднику. И в результате девушка пропала. Говорят, провалилась в трещину. У неё осталась шестимесячная дочь.

И, знаете, что самое страшное. Эти события не случайны. Таких историй сегодня очень много. Насмотревшись красивых фоточек в сети, люди хотят также. И бегут к первым попавшимся Инста-гидам, которые обещают им много ярких картинок и сториз, но не обещают безопасность.

Сейчас все устремились в Териберку. Фоточек в сети много, людей возят туда пачками. Кто-то вообще считает, что раз есть дорога, можно и самому. А что, экономия. Но это очень опасные мысли. Я сейчас нисколько не преувеличиваю. Потому что потом горе-путешественники рассказывают, что ехали они в джинсах и без шапок, застряли и чуть не околели в этой чёртовой машине.
Collapse )
кучеряха

Байкальский джетлаг

Несколько дней назад вернулась с ледяного Байкала. Но что-то никак не могу въехать в привычную жизнь. А всё чертов джетлаг. Разница во времени всего 5 часов. Казалось бы, ерунда. А на самом деле ровно в 9 вечера меня отключает от реальности, а поднимает около 5 утра. И так уже почти неделю. Не представляю, как люди в США или Японию летают.

кучеряха

Это ж Дагестан! День 3 Крепость Шамиля и аул-призрак

На следующий день проснулись мы задолго до завтрака. Хотели сходить к крепости Шамиля на вершине горы, пока Земфира колдовала на кухне и готовила свою вкуснейшую кукурузную кашу.
Утро выдалось хмурым и зябким. Крепость над Гунибом плотной пеленой заслонили облака. Вышли из гостевого домика и заглянули в маленький сад неподалёку. С одной стороны этот садик оказался старым кладбищем, а с другой – мемориальным комплексом, посвящённым поэту Расулу Гамзатову – уроженцу Дагестана. Вид из этой точки на слоистые высокие скалы, поросшие изумрудной травой, похожей на бархат, и на ущелье напротив, где парили орлы, буквально завораживал. Но не только Гамзатов воспевал эту красоту в своих стихах.

В 1869 году, сидя на горе напротив Гуниба, Иван Айвазовский написал пейзаж «Аул Гуниб в Дагестане. Вид с восточной стороны». Чтобы закончить работу с натуры, он каждый день по два часа поднимался на ишаке по горной тропе на место пленера.

А приехал сюда художник спустя десять лет после окончания Кавказской войны, во время которой русские войска пленили имама Шамиля именно в аварском ауле Гуниб. И только после этого царская армия начала строить здесь свою крепость, где разместился русский военный гарнизон.
Collapse )
кучеряха

Это ж Дагестан! День 2.

Хижина пастуха
Рано утром дом начинает сонно ворочаться. Я снова выползаю на давешнюю террасу. Брызгаюсь у допотопного умывальника в уголке и любуюсь видами. На рассвете каньон совсем другой. Воздух плотный, с лёгкой дымкой, а вода в реке прежнего бирюзово-матового оттенка. Но даже в этот час солнечный жар потихоньку раскаляет склоны. Что же будет днём?!

Вскоре просыпаются и остальные, и уютный дворик наполняется голосами и звяканьем посуды. Наша хозяйка несёт завтрак на большом круглом подносе: горячие лепёшки, варёные яйца, домашний сыр и травяной чай. Из маленькой кухни под лестницей доносится аромат крепкого кофе. Его в этом доме варит только Шуайп. А потом сидит на веранде вместе с гостями и даёт напутствия в дорогу.

Сегодня нам предстоит взобраться по крутой каменистой тропе на противоположную стену Сулакского каньона. Около двух километров по вертикали. С нашей террасы угадать очертания тропы не получается, ей почти не пользуются. Туристы предпочитают приезжать на смотровую площадку на машинах. Но мы не хотим как все.

Collapse )
кучеряха

Это ж Дагестан! День 1

Когда кто-то из моих знакомых узнаёт, что прошлым летом я ездила в Дагестан, они очень пугаются:
- Как? Ты что, с ума сошла? Тебя же могли убить. Это ж Дагестан, - в ужасе закатывая глаза, говорят они со знанием дела.
В этот момент я вспоминаю семью аварцев, встреченную в самом сердце Карадахской теснины. Незнакомые люди, с которыми мы просто пересеклись на узкой тропе между скалами, обрадовались нам как родным:
- О, здравствуйте! – поравнявшись с нами, приветливо заулыбались они. – Откуда вы?
- Белгород, Москва, Санкт-Петербург, - наперебой загалдели мы.
- Как замечательно, - снова улыбка. – Добро пожаловать! Надеемся, вам понравится. Заезжайте в гости.
Я смотрю на своих испуганных русских приятелей с грустью, переубедить их вряд ли удастся:
- Да, - озабоченно киваю головой. – Убить, конечно, могли. Но всё обошлось.

День 1. Лакцы против аварцев

Мы прилетаем в Махачкалу жарким ветреным днём. После стерильного самолётного воздуха нас буквально сбивает с ног горячий южный ветер, несущий с иссушенных гор цвета обожжённой глины колючий острый песок.

За плечами тяжёлые рюкзаки – часть горных маршрутов нам предстоит пройти пешком. Нас восемь человек, большинство незнакомы. Такой формат путешествий часто сталкивает с удивительными людьми, которые так же, как и ты, беззаветно любят скитаться по свету. Например, среди нас есть венесуэлка Педри. Она училась в Москве на геолога, и недавно получила диплом. Но вернуться домой не может, так как границы закрыты из-за ковида. А потому Педри путешествует по России. Она похожа на актрису из сериала, всегда улыбается, а вот по-русски говорит очень плохо. Но это нисколько не мешает нам общаться.

У маленького здания махачкалинского аэропорта группу встречает водитель Назар на своём фольксвагене. Он невысокий, со смеющимися глазами и серьёзным лицом и до ужаса колоритный. А ещё он лакец. И это важно. В Дагестане проживает больше десятка разных народностей, и все они находятся в весьма пикантных взаимоотношениях друг с другом. Лакцы, например, недолюбливают аварцев. И когда Назар встречает в пути представителей этой народности, он мигом устраивает какое-нибудь безобразие. Впоследствии, мы прозвали это «внутринациональным хулиганством». Так, однажды, прекрасно зная дорогу, он остановил машину рядом с двумя ничего не подозревающими аварцами и вежливо их спросил:
- Эй, братья, где тут дорога на Гамсутль?
Те начали было объяснять, как проехать к заброшенному городу. Но не тут-то было. Внезапно, перебив их на полуслове, Назар по-кавказски горячо вскинул руки, с чувством превосходства воскликнул:
- Спасибо! Сам знаю, - и стартанул с места, оставив оскорблённых аварцев возмущаться в облаке дорожной пыли. Кажется, он был счастлив.
Collapse )
кучеряха

Ти моя остання любов, моя машина (с)

Вот не думала я, что буду скучать по своей машине. Еще пару недель назад ругалась на неё, когда приходилось отскабливать чёртов лёд от стёкол каждый божий день и снаружи, и изнутри. И, кажется, она сильно обиделась на это))) А потому как раз на праздники сломалась. Сначала дёргалась при заводе, потом включила мне ошибку двигателя, как бы намекая, что всё. Потом загорелся значок аккумулятора, отказал усилитель руля, а напоследок и дворники. И всё это в пути на СТО, где мне сказали, что ничего поделать не могут.

И я как припадочная добиралась домой по приборам, с нулевой видимостью и некрутящимся рулём. Но ничего, до парковки добралась. Предыдущий опыт с вечно ломающейся на каждом перекрёстке Дэу очень пригодился. А там уж включились мои дорогие мужчины. Чтоб я без них делала, я не знаю. Примчались, вызвали эвакуатор, отогнали, провели консилиум и диагностику, заказали запчасти. А моя разлюбезная kilka_pera отдала во временное пользование свою праворукую Сузуку на автомате, потому что из наших районов добраться в цивилизацию на маршрутке проблематично.

Езда на праворучке - это вообще отдельная история. Поначалу меня всё время тянуло на середину дороги, а вместо поворотников я так и норовила включить дворники. На второй день более или менее свыклась и освоилась. Но временами всё же левая нога, отдыхавшая без дела, дёргалась в попытке выжать сцепление))

А вчера мне вернули мою любимую машинку. И я так счастлива! Странное очень ощущение. Насколько всё-таки человек привыкает к чему-то. Еду с утра, а сама вспоминаю фразу Сандры Буллок из фильма "Скорость", где она, догнав злополучный автобус, говорила: "А я люблю свою машину, я скучаю по своей машине". Я всегда смотрела и думала, ну что за бред, чего скучать по этой железяке, глупости какие. Ну машина и машина. А теперь чувствую себя идиоткой, потому что понимаю, без машины мне плохо. И дело тут не столько в неудобстве передвижения, хотя и в этом тоже. А в том, что мне очень нравится водить. И нет ничего приятнее ранним весенним утром выйти из подъезда, завести мотор, заехать за стаканчиком кофе и круассаном на завтрак и отправиться куда глаза глядят, как говорит дочь, "навстречу приключениям".