a_staska (a_staska) wrote,
a_staska
a_staska

Categories:

...

Окружающий нас мир - продукт деятельности нашего мозга. Если работа мозга нарушится - этот мир развалится на куски…
У вас бывают иногда ситуации, когда нужно быстро вспомнить какое-то простое слово, которое вертится у вас в голове, но которое почему-то никак не вспоминается? У меня иногда случается. Очень неприятное ощущение. Возникает злость на себя и растерянность от того, что память подводит. Вчера с ужасом прочла книгу под редакцией А. Р. Лурия, написанную человеком, раненым во время второй мировой войны в голову – «История одного ранения». До сих пор в шоке.

Пуля задела «третичную долю» мозга, которая отвечает за память, за усвоение информации, за ощущение пространства. С тех пор 23летний молодой человек, до ранения успешно получивший высшее образование, блестяще окончивший школу, перестал ориентироваться в пространстве, не мог держать в руках ложку и подносить ее ко рту, не мог соединить в своем понимании предмет и слово, его обозначающее, не мог разговаривать. Зрение тоже было частично утеряно, он забыл все то, что знал. Он не понимал буквы. С трудом стал учить алфавит, но читать снова так и не научился. Зато писать он мог автоматически. Хотя и не понимал написанного им. Он перестал воспринимать реальность, он считал, что видит страшный сон, который рано или поздно закончится. Но кошмар длился дни, месяцы, годы. Как пишет Лурия, та часть мозга, которая отвечает за намерения, желания, программирование действий не была задета, а потому Засецкий (человек, получивший ранение), чтобы как-то заполнить пустоту, в которой ему приходилось жить, начал писать книгу. Поначалу это были просто слова на десятках листов. Бывало, он сидел над половиной страницы неделями. Работа была адской. Он писал свои заметки 25 лет.
Лурия пишет: «Для чего он писал? Он сам много раз спрашивал себя об этом. Для чего же он пишет? Для чего ведет свою мучительную, изнурительную работу? Нужно ли это?! И он пришел к твердому решению: нужно! Ведь он не мог быть полезным другим, не мог помогать по дому, путался, выходя на улицу, не мог слушать и понимать радио, не мог читать книги... все это было потеряно. Но писать. По зернышкам выбирать кусочки своего прошлого, сопоставлять их друг с другом, размещать их в эпизоды, описывать картины прошлого, формулировать свои надежды, выражать свои переживания. Нет, это он еще может. И писание его дневника, повести его жизни стало для него основной потребностью. Это нужно ему самому. Это была единственная нить, связывающая его с жизнью, единственное, что он действительно мог делать, его единственная надежда на то, что он восстановится, станет таким, каким был раньше, разовьет свою мысль, сможет быть полезным, снова найдет себя в жизни. А может быть это будет полезно и другим. Может быть, поможет людям лучше понять, чем они обладают, что может быть потеряно от одного маленького осколка, проникшего в мозг, разбившего их прошлое, на тысячи кусков раздробившего настоящее, лишившего их будущего».
Чем-то книга напомнила Гальего «Белое на черном». Но «История одного ранения» трагична по-своему. Начинаешь с ужасом понимать, что мир вокруг может «сломаться» в любой момент… Люди, живите, цените то, чем обладаете…

Subscribe

  • У улиток с орфографией так себе..

    Сидим на больничном. Я пытаюсь работать, Полина Сергеевна от скуки учит несчастных улиток. У нас ахатины в коробочке. Достала тетрадь, требует от них…

  • Однажды котёнок, мышонок и щенок...

    Моя семилетка очень любит рассказывать истории про котёнка, щенка и мышонка. Этих героев мы выдумали два года назад, когда я собиралась на две недели…

  • Невыразимо прекрасно..

    Виктория Токарева Самый счастливый день (Рассказ акселератки) Нам задали классное сочинение на тему «Самый счастливый день в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments