a_staska (a_staska) wrote,
a_staska
a_staska

Categories:

Культура «сверху» или насильственное возделывание

Во времена Советской власти сформировалось такое удивительное явление, как вмешательство или контроль государства над сферой культуры. Культура в Союзе всегда регулировалась «сверху». И не важно, какие коннотации при этом использовала партия, то ли «культурный фронт», то ли «культурное строительство». Факт остается фактом. Культура сделалась средством классовой борьбы, а значит, приобрела соответствующие черты, которые присущи и сегодняшней культуре, особенно в провинции. Консерватизм, контроль, культурное размежевание и т.д.
Вот взять, к примеру, такую простую вещь, как советский букварь, который ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге Б. М. Фирсов назвал самым ярким и емким образом советской культуры. По его словам, букварь держали в руках все ныне здравствующие граждане, и, следовательно, все без исключения прошли через данный вид идеологического облучения.

А. Щербинин назвал буквари режимным компасом для юного человека 1930–1950 годов, входившего в политический мир, или "самым кратким курсом ВКПб". В наших букварях было все для того, чтобы у советского ребенка сложилась нужная картина мира. Начиная от беззаветной любви к СССР – самой лучшей стране, преданности заветам вождя, заканчивая ненавистью к классовым врагам и описанием ужасного существования детей в кап. странах.
Когда распался Союз, после почти века идеологизации культуры, культивирования коммунистических штампов и постоянного жесткого контроля, ориентиры были потеряны. И когда изоляция от остального мира закончилась, мы очутились в бурлящем потоке цивилизационных процессов. Но, вот беда, у нас нет ключей к расшифровке прошлого, нет ни малейшего представления о том, что будет завтра. Почти столетие идеологической инфантилизации и, как результат, полное отсутствие критического взгляда на вещи. Это как если бы, голод сменился дивным изобилием. И мы начали бы хватать все подряд, напрочь забыв о том, что «не все йогурты одинаково полезны». Я думаю, все помнят те времена, когда в театрах ставили «детей Розенталя», а в музеях демонстрировали человеческие экскременты. Сейчас, конечно, уже не шальные 90-е, но вопрос о национальной идее и самосознании остается открытым.
Так что же происходит с культурой сегодня. Ожесточенный контроль исчез, времена «пипл хавает» мало-помалу уходят в прошлое. Но культура по-прежнему остается «инструментом», в большей степени, конечно, инструментом коммерческим, реже – идеологическим. «Датские» фильмы (приуроченные к определенной дате), юбилеи классиков (привет из Советов), отмечаемые с помпой, но забывающиеся на следующий день. После них лишь легкий звон в ушах и распроданные тиражи книги – первоисточника, которая в одночасье стала лидером продаж. И, конечно, прибыль. И не важно, что фильм-то плохой и что книгу прочтут единицы, а остальные используют как подставку под шатающийся стол. А на стол ляжет журнал «Космополитен» или «Лиза» или какой-нибудь таблоид с громким заголовком на первой полосе. Раньше мы считались самой читающей нацией. Теперь количество прочитанного далеко не означает качество. Слишком много беллетристики, детективов, женских романов.
А вот Интернет - издания в разделе культура размещают материалы примерно на такие темы – Евровидение, Дом-2, пикантные подробности из жизни звезд. На РИА Новости раздел культура вообще объединен с разделом шоу-бизнес, там два этих понятия, которые совсем не одно и то же, написаны через соединительный союз «и». Видимо, в понимании некоторых СМИ, культуре и шоу-бизнесу фактически уже не требуется этот номинальный союз, потому как культура и шоу-бизнес уже давно слились в экстазе.
Специфика же провинциальной прессы, либо Интернет-изданий (которые вполне можно назвать Интернет-газетами) такова, что в разделе культура – если таковой вообще имеется, за редким исключением публикуются лишь небольшие заметки, так называемые информашки, которые содержат в себе ответы на вопросы: Что? Где? Когда? А это, как известно, вопросы исключительно информационной журналистики. Где уж там публицистика, да аналитика. Но проблема здесь не только в том, как пишут. Слишком часто срабатывает рефлекс советской поры – «культура сверху». Начиная от запретов «неправильных» спектаклей, заканчивая навязыванием своих мероприятий, которые проводятся исключительно для пресловутой «галочки». А что можно написать про фестиваль кино, в котором принимают участие лишь представители районных ДК по просьбе организаторов. Ну, это преувеличение, скажите вы, не может такого быть, чтобы некому было участвовать. Как мне кажется, мотивацией творческой личности на самореализацию в какой-то степени является неудовлетворенность. Не важно чем, то ли своей собственной жизнью, то ли уровнем своего развития, то ли жизнью общества. Наш регион очень «сытый». Это хорошо, с экономической точки зрения, это плохо с точки зрения культуры. Красивые здания, новые памятники, плитка, чистота. Все это замечательно. Но как только дело доходит до наполненности, содержания, мы чинно умолкаем. Содержание, духовно-нравственная составляющая (какое дивное сочетание), патриотическое воспитание, православная вера – все это искусственное, ненастоящее, неискреннее. И не нужно быть гением, чтобы понимать, что от количества храмов количество верующих не зависит. Но с другой стороны, культуру нельзя бросать на самотек. Время показало, что даже рыночная экономика, основанная на саморегуляции, постепенно изживает себя. Так что же можно говорить о культуре.

Есть такой замечательный человек - Иосиф Дзялошинский - председатель Совета директоров Независимого института коммуникативистики, который не так давно провел небольшое исследование – опрос журналистов на тему влияния государства на культуру. Далее приведу несколько выдержек из этого исследования.
Большая часть участников опроса уверена в том, что государство должно активно вмешиваться в процессы культурного развития. Особенно активно на этом настаивают сотрудники СМИ из Воронежа, Нальчика и Новосибирска. Что касается москвичей, то среди них доля тех, кто поддерживает идею государственного вмешательства в культурные процессы, существенно ниже средней по всем опрошенным. Журналисты из Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Самары занимают среднюю позицию между воронежскими государственниками и московскими антигосударственниками.
Государственное влияние на культурные процессы должно осуществляться, по мнению опрошенных журналистов, на основе некоей Доктрины или Концепции культурного развития. Лишь пятнадцать процентов опрошенных поддержали идею о том, что культурная политика государства должна опираться на мнения самих деятелей культуры.
Однако, например, среди тех московских журналистов, которые высказываются за необходимость государственного влияния на культурные процессы, доля поддерживающих идею разработки Доктрины или Концепции культурного развития существенно ниже, чем в целом по всей опрошенной совокупности. Несколько ниже она и в Санкт-Петербурге.
Таким образом, можно констатировать, что мнения столичных и провинциальных журналистов по поводу роли государства в культурной сфере существенно расходятся.
Понятно, что все участники опроса, полагающие, что у государства должна быть Доктрина культурного развития, считают, что это должна быть осмысленная, концептуальная Доктрина. Мнения начинают расходиться, когда дело касается направленности культурной политики государства. Большая часть тех, кто выделил этот аспект проблемы, полагают, что культурная политика государства должна быть, прежде всего, ориентирована на охрану культурного наследия. Около трети считают, что государство должно поддерживать развитие культуры как целостной системы и лишь семь процентов поддерживают идею о том, что государство должно участвовать в реализации конкретных культурных проектов.
Еще больший разброс мнений продемонстрировали участники опроса по поводу содержания государственной культурной политики. В первую очередь, надо отметить противостояние двух примерно равных групп опрошенных, одна из которых выступает за то, чтобы государство содействовало развитию всех культур, размещающихся на территории России, другая придерживается принципиально противоположной точки зрения, считая, что государство должно поддерживать лишь ту культуру, которая ориентирована на воспитание граждан (и особенно молодежи) в духе патриотизма, державности, национального достоинства. Другая линия противостояния пролегает между теми, кто считает, что содержанием государственной культурной политики должно быть воспитание граждан (и особенно молодежи) в духе терпимости, толерантности, равноправия культур и теми, кто считает, что главная задача государства в сфере культуры - противостояние тем культурам, которые враждебны российской. В целом числе тех, кто полагает, что государство должно интересоваться культурой прежде всего как инструментом воспитания, существенно больше тех, кто придерживается иных точек зрения. Обратившись к рассмотрению реальной роли российского государства в сфере культурных процессов, большая часть опрошенных журналистов согласились с мнением о том, что в настоящее время у российского правительства нет какой-либо внятной Доктрины (Концепции) культурной политики. Противоположной позиции придерживаются менее 20 процентов опрошенных. Оценивая ситуацию в регионах, в которых они живут и работают, участники проекта были менее категоричны. Так, на вопрос о том, есть ли в регионе какая-то осмысленная культурная политика, более 30 процентов всех опрошенных уверенно сказали, что есть. Примерно столько же сказали, что нет, и несколько менее 30 процентов затруднились с ответом. Что касается различий между регионами, то они оказались не очень значительными. Характеризуя содержание культурной политики властей в своем регионе, участники опроса в общем и целом обозначили ее как хаотичную, неосмысленную, направленную прежде всего на охрану культурного наследия, и вместе с тем содействующую развитию всех культур, находящихся на территории региона. Помощь властей выражается, прежде всего, в финансовой поддержке различных культурных проектов. Интересный материал для размышлений дают ответы участников проекта на вопрос о том, в какой из известных им стран взаимоотношения между государством и культурой выстроены оптимальным образом (Понятно, что высказывания участников опроса далеко не всегда ориентируются на собственный опыт пребывания в тех или иных странах. Скорее всего, речь идет о неких мифологемах. Однако, как раз поэтому эти оценки и высказывания приобретают особое значение.). Если говорить об отдельных странах, то на первое место со значительным отрывом вышла Франция. Затем идут США, Германия, Великобритания, Швеция.
Таким образом, среди стран в явные лидеры выдвинулись Франция и США. Если же сгруппировать названные страны в культурно-цивилизационные ареалы, то система пристрастий журналистов, участвовавших в опросах, проявится еще рельефней. Большинство ориентированы на европейские схемы взаимоотношений между государством и культурой, затем идут те, кого устраивают подходы, реализуемые Северной Америке. Некоторый интерес вызывают страны Дальнего Востока: Япония, Китай.
Участникам проекта было предложено оценить степень осведомленности общественности о ситуации в сфере культуры. Большая часть опрошенных журналистов, независимо от представляемого региона, оценила степень информированности общественности как низкую. Обобщение высказанных суждений позволяет зафиксировать, что журналистов волнуют две группы проблем: содержательные и институциональные. Что касается содержательных проблем, то среди них на первое место выдвигаются проблемы агрессивной американизации российской культуры и национализма и расизма в массовой культуре. Среди институциональных проблем выделяется "недостаток финансирования и "разбазаривание" средств, отпущенных на культуру". Есть основание предположить, что профессиональная интуиция опрошенных журналистов достаточно точно фиксирует проблемные ситуации. Оценивая ту роль, которую современные российские СМИ играют в пространстве культуры, лишь 17 процентов опрошенных высказались в том смысле, что СМИ не играют никакой роли. Остальные участники проекта обозначили свыше десятка ролей, из которых наиболее значимыми являются роль инструмента массовизации, опошления культуры, затем роль инструмента борьбы разных течений и лишь в третью очередь роль инструмента развития культуры. Что касается региональных различий, то они проявились в том, что чем крупнее представляемый город, тем большее количество участников проекта рассматривают прессу в качестве инструмента развития культуры и одновременно в качестве канала влияния государства на культурные процессы. Определяя задачи, которые, по мнению опрошенных должна решать пресса в области культурных процессов, участники проекта продемонстрировали широчайший разброс мнений. Однако агрегирование высказываний позволяет выделить в качестве главных задачу отражения разнообразия в сфере культуры, затем формирование высоких культурных стандартов и информирование людей о том, что происходит в сфере культуры. Все остальные задачи носят, по мнению опрошенных, второстепенный характер. (Исследование полностью: http://www.tolerance.ru/biblio/dzyalosh-1/multi/3_dziylochinskii.html)
Таковы мнения журналистов. И здесь возникает множество вопросов. Где та грань, которая отделит культуру от государства? И нужна ли такая Доктрина нашему обществу, которое с одной стороны совсем недавно освободилось от ига советской идеологии, а с другой попало в круговорот вседозволенности, отсутствия духовных ценностей и перевернутой морали?
Tags: Мнение...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments