a_staska (a_staska) wrote,
a_staska
a_staska

Categories:

Навеяно Хемингуэем...

История Франции за чашкой кофе

«... В те дни многие ходили в кафе на перекрестке бульваров Монпарнас и Распай, чтобы показаться на людях, и в какой-то мере эти кафе дарили такое же кратковременное бессмертие, как столбцы газетной хроники».

Э. Хемингуэй «Праздник, который всегда с тобой»

Уютный полумрак, деревянные столики, тихий гул разговоров, аромат кофе и запах свежих газет. Звякнул колокольчик на дверях и впустил внутрь продрогшего человека. Прислонив мокрый зонт к спинке стула, и сбросив влажный плащ, посетитель заказал ром «сент-джеймс» и сел в углу так, чтобы лучше видеть входную дверь. Он достал синий блокнот, два карандаша, точилку и начал писать...
Парижские кафе – это такая же неотъемлемая часть столицы Франции, как Триумфальная арка, Эйфелева башня или Нотр-Дам. Парижские кафе на протяжении десятков лет служат пристанищем для начинающих писателей и поэтов, для нищих художников и музыкантов, это место, где жаркие споры философов сменяются хоровым исполнением песен Эдит Пиаф. Здесь Хемингуэй писал свои рассказы и романы, здесь Пикассо расплачивался за выпивку своими работами, здесь играл в шахматы никому неизвестный офицер Наполеон Бонапарт, здесь поссорились Камю и Сартр, здесь зародился экзистенциализм. История творилась здесь – в уютных, маленьких кафе за потемневшими от времени столиками. Здесь за бокалом красного вина обсуждались идеи, рождались смелые замыслы и великие творения.

Первое кафе появилось в Латинском квартале Парижа в 1686 году. Владельцем его стал некто Франческо Прокопио – сицилиец. Недолго думая, он назвал свое детище своим же именем, сократив его для звучности до «Прокоп». Это кафе и по сей день принимает посетителей на Rue de l'Ancienne-Comedie, 13, и на одной из его стен висит табличка, свидетельствующая, что сие заведение - самое старое кафе в мире.
Правда это или нет, неизвестно, но то, что это место поистине легендарно – сомнений не вызывает. Здесь работал Вольтер, обдумывая замысел «Кандида», здесь звучали пылкие речи Дантона, Марата и Робеспьера. А Бомарше коротал здесь ночь перед премьерой своей пьесы «Женитьба Фигаро».
Кроме кофейных напитков сметливый Прокопио предлагал парижанам разные сорта мороженого. А со временем здесь стали продаваться чернила, перья, свечи и бумага.



Но вскоре «Le Procope» утратило былую славу, потому что перестало быть единственным. Парижские интеллектуалы перекочевали в район Palais Royal, где входило в моду новое кафе «Café de la Régence».



Это заведение стало своего рода первым клубом для шахматистов. В разные годы здесь «сражались» величайшие игроки мира и просто любители этого интеллектуального занятия.
Говорят, что здесь частенько играл в шахматы никому неизвестный, юный офицер Наполеон Бонапарт. Однажды ему пришлось оставить в залог собственную шляпу, потому что денег на оплату счета ему не хватило. Мраморный шахматный стол, за которым якобы в 1798 году играл первый консул, долгое время демонстрировался посетителям в качестве исторического экспоната. Был и еще один прославленный кофейный столик, стоя на котором французский адвокат и журналист Камиль Демулен, призывал толпу к свержению монархии. Это было в июле 1789 года.
Со временем воинственная Франция свергла неугодных, отвоевала свободу и, покончив с революционными потрясениями, вернулась к мирной жизни, а любимые всеми кофейни стали прибежищем для так называемой boheme.



20-е годы прошлого века стали самыми яркими страницами в истории французских кафе. В то время отопительная система в городе оставляла желать лучшего, а потому в кафе приходили для того, чтобы погреться. Самые бедные посетители заказывали чашку кофе и могли просидеть за столиком до закрытия. И никто и никогда не смел выгонять их на улицу, потому что среди клошаров встречались гении.



Париж в те годы был невероятно привлекателен. Как писал Хемингуэй, в этом городе «в то время можно было неплохо жить на гроши, а периодически не обедая и совсем не покупая новой одежды, можно было иной раз и побаловать себя». А потому в этот невероятно космополитичный город съезжались люди со всех концов света, особенно Париж манил писателей, поэтов и художников, которые практически жили в кофейнях.
В то время в подобных заведениях недостатка не было. И кафе были настолько разнообразны, насколько разнообразными были их названия. Чего только стоят «Тулузский негр», "Курящий кабан", "Четыре сержанта из Ла-Рошели", "Прогулка Венеры", "Встреча таможенников". Ну и, конечно, всемирно известный «Хуторок в тени сирени», расположенный на бульваре Монпарнас, 171.



В числе завсегдатаев этого кафе был и Хемингуэй, который писал о нем с большой любовью: «Когда мы жили над лесопилкой в доме 113 по улице Нотр-Дам-де Шан, ближайшее хорошее кафе было «Клозери де Лила» - оно считалось одним из лучших в Париже. Зимой там было тепло, а весной и осенью круглые столики стояли в тени деревьев на той стороне, где возвышалась статуя маршала Нея; обычные же квадратные столы расставлялись под большими тентами вдоль тротуара, и сидеть там было очень приятно».
По словам старожилов, это кафе появилось свыше трех столетий назад. Но популярность приобрело гораздо позже, благодаря писателям-символистам. Позднее это заведение облюбовали сюрреалисты. И завсегдатаи частенько рассказывают историю о писателе Альфреде Жарри, который однажды ворвался в кафе с револьвером и расстрелял в воздух все патроны. Обратив таким образом внимание публики на свою скромную персону, он представился и спокойно заказал кофе.
В двадцатых кафе перешло к другому владельцу, который желая иметь более богатую клиентуру, устроил в Клозери американский бар. На официантов надели белые куртки и велели сбрить усы. Но, тем не менее, это место не потеряло своей привлекательности и колорита. Сегодня на столиках этого кафе можно увидеть таблички с именами знаменитостей, которые когда-то пили здесь кофе. Бодлер, Ленин, Верлен, Оскар Уайльд, Стринберг и многие-многие другие.
14 округ Парижа славится еще несколькими легендарными заведениями под названиями «Le Rotonde» и «Cafe du Dome», расположенными под номерами 105 и 108 бульвара Монпарнас. Владимир Маяковский, побывав в Париже, упоминал эти кофейни в нескольких стихотворениях.
«Обыкновенно мы говорим:
все дороги приводят в Рим.
Не так у монпарнасца.
Готов поклясться.
И Рем и Ромул, Ремул и Ром
в "Ротонду" придут или в "Дом"»… -писал поэт в 1925 году.



«Ротонда» занимает достойное место среди старейших парижских кафе. Стены этого заведения помнят, как в 1903 году юная Габриэль Шанель исполняла народные песни, пользуясь бешеным успехом у публики. Это было задолго до того, как мир узнал элегантную француженку Коко Шанель.
Это кафе считал своим долгом посетить каждый, кто имел хоть какое-то отношение к искусству. Частыми гостями здесь были Пикассо и Кандинский. А сюрреалисты, которые также заседали в «Ротонде», не раз эпатировали публику кафе. Однажды они завершили ужин швырянием тарелок друг в друга. Сведения об этом случае зафиксированы в архивах комиссариата этого парижского округа.
Сейчас от былой славы «Ротонды» остались лишь воспоминания. А половину помещения кафе занимает кинотеатр.
В 20х одним из самых серьезных конкурентов «Ротонды» было "Cafe du Dome", расположенное неподалеку. Существует легенда, что из-за администратора Ротонды, который отказал в обслуживании курившей на летней площадке даме без шляпки, вслед за оскорбленной женщиной из этого заведения ушли и все постоянные клиенты. Все они обосновались в кафе «Дом», которое позднее прозвали "дешевым переизданием бара "Ритц". Приезжавшие в Париж американцы немедленно отправлялись в это кафе – оно было своего рода справочным бюро для эмигрантов и путешественников. Здесь можно было узнать, где сдаются недорогие квартиры, у кого есть вакансии и просто побеседовать с соотечественниками.
Среди так называемых американских кафе 14 округа Парижа самым скандальным заведением считалось кафе «Le Select», открывшееся в доме 99 бульвара Монпарнас в 1924 году. Скандальным оно стало потому, что в отличие от большинства кофеен работало круглосуточно. Сколько знаменитостей угодило из-за столиков Selectа прямиком в полицейские участки не сосчитать.
Но не только американцы открывали в начале века подобные заведения. На Монпарнасе есть кафе, которое в свое время по праву считалось пристанищем русских эмигрантов. Это кофейня «Доминик», расположенная на улице Бреа, 19. У Булата Окуджавы есть четверостишье, посвященное этому заведению:
«На бульваре Распай, как обычно, господин Доминик у руля.
И в его ресторанчике светлом заправляют полдневные тени,
Петербургскою лентой и салфеткой прикрывая от пятен колени,
Розу красную в лацкан вонзая, скатерть белую с хрустом стеля».

В разное время здесь бывали Бунин, Тэффи, Шарль Азнавур, Ив Монтан.
Сейчас это кафе уже не принадлежит русским владельцам и ныне в коммерческом регистре значится как «ресторация на скорую руку». Хотя завсегдатаи утверждают, что здесь все так же подают десерт под названием "Адмирал Колчак" — мороженое с кофе и водкой.

И было бы верхом неприличия не рассказать о еще трех кофейнях, которые были хорошо известны в начале прошлого века и располагались на бульваре Сен-Жермен. Это «Flore», «Les Deux Magots» и «Brasserie Lippe». Они и по сей день открыты для всех желающих.
Кафе «Les Deux Magots» или «Две обезьяны» открылось в 1914 году в доме № 170. Это заведение было своего рода литературной гостиной. Некоторые начинающие поэты и писатели подолгу копили 110 су (такова была стоимость аперитива), чтобы попасть сюда и показать свои работы маститым творцам или издателям. Одно посещение этого кафе могло изменить судьбу. Рембо и Верлен были завсегдатаями этого заведения. Позже за столиками «Les Deux Magots» прочно обосновались сюрреалисты.
Через дом от «Двух обезьян» располагается знаменитое «Flore», которое в разные годы было местом бурных встреч националистов, фашистов, художников и в конце концов стало колыбелью экзистенциализма, благодаря собиравшимся здесь философам и писателям во главе с Жаном Полем Сартром.


Сартр и Симона де Бовуар в кафе Флёр


Знатоки утверждают, что и по сей день это кафе держит марку. Считается, что здесь – самый лучший кофе в столице: если в других заведениях в одну чашку кладут только 5-6 граммов кофе, то здесь целых 12 граммов. А потому здесь собираются самые тонкие ценители бодрящего напитка.
И еще одно кафе в тройке старейших заведений квартала Сен-Жермен - «Brasserie Lippe», расположенное в доме № 151. Оно было основано в 1870 году выходцами из Германии. Это кафе снискало славу не только лучшего литературного салона, за что в 1958 году его владелец был награжден орденом почетного легиона, но и стало местом встреч политических деятелей и бизнесменов. Считается, что это самое политизированное кафе Парижа.
Это далеко не все прославленные кофейни столицы Франции. Есть еще «Проворный кролик», где писал портреты посетителей начинающий Пикассо и «Купол», где по воспоминаниям Хемингуэя «сидели люди, которые хорошо поработали, и художники, которые работали до наступления темноты, и писатели, которые закончили дневной труд себе на горе или на радость, и пьяницы, и всякие любопытные личности».


Пикассо в кафе

Работа Пикассо "В "Проворном кролике"
<

И много-много других, отметивших столетний, а то и двухсотлетний юбилей. Хотя сегодня количество кафе стремительно сокращается. Если в 1960 году во всей Франции насчитывалось примерно 200 тысяч кафе, то сейчас их осталось меньше 50 тысяч, из которых примерно пятая часть приходится на Париж.
Сейчас в кафе уже никто не пишет романов, никто не произносит пламенных речей. Владельцы французских кофеен рассказывают, что часто в их заведения заходят туристы, делают несколько снимков и уходят. «Это честь для кафе, - делятся они, - быть такими же известными, как музеи». Но бешеная конкуренция делает свое дело, и многие старые истинно французские кафе закрываются под натиском современных заведений быстрого обслуживания. Что, безусловно, печально.

Tags: парижские кафе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments