a_staska (a_staska) wrote,
a_staska
a_staska

Category:

Невеселые зарисовки

Евдокия Ивановна была мертва. Умерла на 85 году жизни, как написали бы в некрологах, если бы Евдокия Ивановна была общественным деятелем и проживала бы в областном центре. Но Евдокия Ивановна была обыкновенной деревенской старушкой, которая обитала уединенно, в покосившейся, ветхой избушке. Она почти не выходила на улицу. Раз в неделю к ней приезжала дочь и привозила крупы и картошку. Евдокия Ивановна даже с соседками своими, такими же старушками, как она, общалась редко. И вот теперь она была мертва.


Из города тут же примчались родственники. Многие и не знали Евдокию Ивановну лично. Но припомнили внезапно свое дальнее родство, ведь оставшийся без хозяйки маленький домик вполне еще можно было продать. Всем было неловко, многие злились и раздражались на то, что старушка так не вовремя преставилась. И теперь нужно хлопотать о священнике, похоронах и поминках. Хотя если бы Евдокия Ивановна умерла в любой другой день, ее кончина произвела бы точно такое же впечатление. Никто, кроме, пожалуй, дочки Евдокии Ивановны, не чувствовал настоящего горя.

Тут же набежали бабки – соседки, представившись подругами умершей. Они взялись обмывать тело покойной, одевать ее и готовить к погребению. Но думали они теперь только о том, что скоро и им предстоит подобная участь.

В день похорон с самого раннего утра эти же старушки пришли читать заупокойную. Когда явился батюшка, приехавший из города на новеньком BMV, бабок стало много. Прихода в деревне не было, а потому всякий визит священника воспринимался значительно. Старушки все норовили подпеть ему, показывая тем самым, что знают слова молитвы, суетливо помочь, с подобострастием поцеловать его холеную, белую руку.

Батюшка часто забывал слова и всякий раз, вознося персты для крестного знамения, почесывал макушку.
Немного опоздав, пришла большая не очень пожилая еще бабища. Где-то внизу, в ее коленках путалась маленькая девочка лет 5. Она смотрела на всех снизу вверх большими, испуганными глазами. На гроб зато смотрела спокойно, видно, что не впервые на похоронах. Получив конфеты и печенья, начала разворачивать сладости. Бабка дернула ее за руку, отобрала шелестящую обертку и сунула себе в карман. Потом, приняв благообразный вид, перекрестилась.

Позже подъехал катафалк. Вернее, это была переделенная в катафалк Газель. Когда гроб погрузили, а родственники уселись на установленные по бокам скамейки, в стереосистеме машины заиграл похоронный марш.
На кладбище, когда все наскоро попрощались с Евдокией Ивановной, две старушки вдруг устроили перебранку. Одна, со скорбным выражением на лице, осыпала покойницу (по какой-то уже неведомой никому традиции) землей, а мешочек, в которой была эта земля, выкинула на дно могилы. Вторая начала причитать, что так нельзя. «Не учи меня, - орала первая, - мне батюшка так сказал. Вот я и сделала». Так бы они и скандалили, если бы вдруг на солнце не набежала туча, и не пошел мелкий дождик. Тут уж все в один голос заговорили, дескать, да, хорошо, даже небо при солнце плачет.

Поминки проходили в каком-то запущенном кафе. Неаккуратные официантки равнодушно разносили тарелки с супом, окуная в них свои вульгарно наманикюренные ногти. Поначалу все чинно молчали и ели кутью. Одна старушка ужасно торопилась, рассыпала еду себе на юбку и складывала куриные кости в специальный пакетик. «Для Дружка», - все повторяла она, чтобы никто не подумал плохого.

Постепенно гул за столом нарастал. Кое-где уже слышались пьяные смешки и пошлые анекдоты. И видно было, что некоторые даже досадуют на то, что нельзя включить музыку и сплясать.

Бабища, притащившая внучку и на поминки, все кормила ее пирожками и поила киселем. Когда внучка, наконец, наелась, они засобирались. И уже уходя с поминок и, «натыркав» по карманам конфет, с пьяной улыбкой, бабища говорила всем по очереди, явно испытывая гордость: «А вы знаете тут инженер один помер, 55 лет, так мы тоже на его поминки сюда приходили, так внучка мне говорит, а давай все конфеты заберем, я и забрала»… Родственники весело улыбались и повторяли «лишь бы на здоровье».

Похороны закончились пьяной дракой. Когда деревенские разошлись, подвыпившие родственники стали считать, кто больше потратил и кому теперь достанется осиротевший дом. И только дочь Евдокии Ивановны тихонько плакала у окна…

Subscribe

  • Это ж Дагестан! День 3 Крепость Шамиля и аул-призрак

    На следующий день проснулись мы задолго до завтрака. Хотели сходить к крепости Шамиля на вершине горы, пока Земфира колдовала на кухне и готовила…

  • Это ж Дагестан! День 2.

    Хижина пастуха Рано утром дом начинает сонно ворочаться. Я снова выползаю на давешнюю террасу. Брызгаюсь у допотопного умывальника в уголке и…

  • Это ж Дагестан! День 1

    Когда кто-то из моих знакомых узнаёт, что прошлым летом я ездила в Дагестан, они очень пугаются: - Как? Ты что, с ума сошла? Тебя же могли убить. Это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments

  • Это ж Дагестан! День 3 Крепость Шамиля и аул-призрак

    На следующий день проснулись мы задолго до завтрака. Хотели сходить к крепости Шамиля на вершине горы, пока Земфира колдовала на кухне и готовила…

  • Это ж Дагестан! День 2.

    Хижина пастуха Рано утром дом начинает сонно ворочаться. Я снова выползаю на давешнюю террасу. Брызгаюсь у допотопного умывальника в уголке и…

  • Это ж Дагестан! День 1

    Когда кто-то из моих знакомых узнаёт, что прошлым летом я ездила в Дагестан, они очень пугаются: - Как? Ты что, с ума сошла? Тебя же могли убить. Это…