a_staska (a_staska) wrote,
a_staska
a_staska

Categories:

Хорошо в лесу зимой

Нет, так-то мы семейство городское: в кофейню сходить или там променад совершить по центральному прошпекту, томно потягивая все тот же кофий из красивого пластикового стаканчика с крышечкой и обсуждая картину, висящую тут же на уличном вернисаже. Себя показать, на других посмотреть, все дела. Но порой тянет и на природу. Хотя природа у нас в окрестностях, она тоже, как бы это сказать, городская. Столики там поломанные на берегу грязного водохранилища, пивные бутылки, всякий шашлычный мусор — символ широкой россейской души. Рядом — красиво отремонтированный детский оздоровительный лагерь за старым советским дырявым забором. Ну вообще, если взять с собой мешки для мусора и перчатки и немного навести порядок, место красивое: сосны до неба и чистый воздух.

Обычно наша зимняя прогулка в лесу выглядит так. Сначала из багажника вымахивает огромный пес, который с придурковатым видом несется на всех встречных-поперечных, чтобы выразить им свою неземную любовь.


Хозяева при этом истошно и совершенно бессмысленно орут: «Ко мне, Лапа, ко мне!», присвистывают, приплясывают от негодования и потрясают убогим пакетиком с вкусняшками. Собаке на это абсолютно плевать. Разве можно противопоставить вкусняшкам целый открывшийся внезапно мир: огромная оранжевая мусорка, рыбак в резиновых сапогах, а вон, поодаль, дымок от костра и какой-то бог жарит мясо, капая жирком в огонь. Бежать к нему, вилять хвостом, пластаться по земле, унижаться, ронять слюни на грязный снег, вот оно счастье.

Тем временем из машины вываливается дочь с лопатой и несется следом за собакой. Пока родители истошно и в пустоту продолжают орать: «Полина, куда ты побежала, там дорога, машины!», человек в костюме космонавта (все-таки -15 на улице) несется по дороге в мир: шишки, дятлы на деревьях, высоченные сугробы, куда непременно надо упасть, набрать полные валенки и так, чтобы и за шиворот хватило, выкорчевать палку погрязнее и пострашнее, зачерпнуть лопатой снежка и швырнуть радостно в мать. Праздник!

Тем временем наш любвеобильный пес каким-то невообразимым способом пролезает через дырку в заборе и оказывается в детском оздоровительном лагере. Там его встречает местная дворняга, битая жизнью, ободранная и голодная. Наш валенок жизни не нюхал, он мнит себя эдаким песьим ангелом, которого обязаны любить все: от дворняги до сторожа. Но суровая реальность настигает его в самом неожиданном месте и преподносит свой урок. Этот урок, как и все прочие, наш юродивый песик забудет через 10 секунд. Память у него примерно как у аквариумной рыбки. Несемся к забору и, роняя вкусняшки на снег и используя весь свой арсенал ласковых прозвищ вперемешку с проклятиями, кое-как выковыриваем увальня через небольшую дыру обратно в мир. Вслед нам несется безудержный лай дворняги, высказывающей нам явно что-то инвективное.

Между тем дочь находит горку для катания на санках. При виде этой горки, утыканной пеньками, мать падает в обморок. Отец семейства припоминает собственное детство, где горки вообще располагались прямо над автотрассой, а суровые советские дети катались с этих горок черти на чем. И никто их не останавливал.

И вот дочь летит с горы на санках, впереди, прикрывая грудью пенек, скачет вправо-влево героический отец. На горке стоит седая мать и пытается удержать полоумного пса, который от восторга начал бегать кругами вокруг мчащихся с горы санок. Только Полина Сергеевна счастлива и весело хохоча врезается в какой-то сугроб, переворачиваясь набок и загребая валенками приличную порцию снега. Вскакивает и кричит сакраментальное: «Еще!». Мать, оседая в сугроб бормочет: «Через мой труп!». А отец, поразмыслив, постановляет нечто двусмысленное: «Ну, только в последний раз!». Следующий слалом проходит штатно: бешеный пес, седая мать, пенек и сугроб. «Еще!». «Ну, только в последний раз!». После двадцать пятого последнего раза с горки по ошибке спускают мать, рядом несется придурковатый пес, впереди мелькает фигура вратаря, прикрывающая пенек, сзади доносятся радостные вопли дочери. Хрясь! И вот он родной сугроб и бодрящий снежок за шиворотом. «Еще!», - восторженно орет сверху дочь. «Еще!», - лежа в сугробе шепчет усталая мать.

Насквозь замерзшие, с россыпью сосулек на рукавицах и мокрых штанах, бредем в машину. Там горячий травяной чай с медом и припасенные с завтрака сырники. Хорошо зимой в лесу))

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments