a_staska (a_staska) wrote,
a_staska
a_staska

...

Грязно-желтое солнце протянуло с востока свои цепкие лучи. Они осветили золоченый купол Дома инвалидов и пронзили насквозь кружево Эйфелевой башни. И утренний мягкий свет вмиг исчез, а на асфальте проявились черноватые тени.


Город просыпался, лениво, нехотя. К Триумфальной арке уже тянулись ряды автомобилей, между которыми ловко проскальзывали гибкие мотоциклы.

Сонные владельцы уличных кафе поднимали железные решетки, распахивали двери и расставляли вдоль узеньких тротуаров плетеные столы и стулья, выносили черные грифельные доски, на которых мелом было написано меню. Красное столовое, белое сухое, луковый суп, улитки и устрицы… Официанты спешили к первым посетителям, торопливо подносили им на круглых подносах горячий кофе и теплый, хрустящий хлеб.





Торговцы на рынке поливали из шлангов навесы над деревянными ящиками с фруктами и овощами, подметали тротуар и неторопливо раскладывали картофель, шпинат, каштаны, спаржу и артишоки.
Возле булочной толпился народ. Веснушчатая девушка в белоснежном фартуке раскладывала по корзинкам круасаны, булочки, посыпанные тертым миндалем и кунжутом, пирожные большие и маленькие, укладывала горкой плитки безумно вкусного темного шоколада, марципаны и карамельные леденцы, которые так любят дети.
На двери то и дело звякал колокольчик, и на тесную улицу вываливались спешащие на работу парижане. Они на ходу разворачивали шелестящие бумажные пакеты и аппетитно поглощали хрустящие багеты.
На Рю Риволи как всегда десятки автобусов и тысячи туристов. Они с самого утра приходят в Лувр, поглазеть на Джоконду, Нику Самофракийскую и Венеру.
С каждым часом люди прибывают как вода, заполняя собой перекрестки и узкие улицы.


Галерея Ла Файет то и дело глотает и выплевывает сотни людей, приезжающих сюда со всех концов света только для того, чтобы потратить как можно больше денег.
Недалеко от Чрева Парижа цветет жасмин, роняя на землю белые цветы и наполняя воздух чудным ароматом.




Город мечты, томный и нежный, шагает в горячий летний день. Миллионы людей из разных уголков планеты хотят жить в этом раю, тысячи приезжают сюда с этой целью в надежде на легкую красивую жизнь в сердце Монмартра, с видом на белоснежную базилику Сакре-Кёр. И только некоторые осуществляют свою мечту...



11 июня, Елисейские поля …

Осталось несколько часов до отъезда из Парижа. Какие чувства он во мне вызвал? Поначалу удивление и восторг. Позже – ощущение счастливого покоя и, в конце концов, явилось чувство усталости: от людей, машин, мужчин, от необходимости спешить вечером на поезд, чтобы добраться до отеля, усталость от языкового барьера, наконец.
Я представляла Париж таким, каким он был в книгах Хемингуэя и Кортасара, каким он был в голосе Нины Симоне, каким он был в фильмах Бертолуччи. Сегодняшний Париж иной. По-своему прекрасный. Но иной. А все те образы, которые роились в моей голове, разбились о каменную набережную Сены, о потоки людей на Шамп Элизе, о невозможность говорить с французами на одном языке. Это естественно, это нормально...
Но как бы то ни было, для меня Париж навсегда останется в тихих, узких Rue, в гудящих уличных кафе, в чашке крепкого кофе, в запахе свежего хлеба, в художниках Монмартра, в суете Елисейских полей, в Вавилонском столпотворении Эйфелевой башни. Просто я немного не успела в Париж Хемингуэя, немного…

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments