Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

кучеряха

Это ж Дагестан! День 3 Крепость Шамиля и аул-призрак

На следующий день проснулись мы задолго до завтрака. Хотели сходить к крепости Шамиля на вершине горы, пока Земфира колдовала на кухне и готовила свою вкуснейшую кукурузную кашу.
Утро выдалось хмурым и зябким. Крепость над Гунибом плотной пеленой заслонили облака. Вышли из гостевого домика и заглянули в маленький сад неподалёку. С одной стороны этот садик оказался старым кладбищем, а с другой – мемориальным комплексом, посвящённым поэту Расулу Гамзатову – уроженцу Дагестана. Вид из этой точки на слоистые высокие скалы, поросшие изумрудной травой, похожей на бархат, и на ущелье напротив, где парили орлы, буквально завораживал. Но не только Гамзатов воспевал эту красоту в своих стихах.

В 1869 году, сидя на горе напротив Гуниба, Иван Айвазовский написал пейзаж «Аул Гуниб в Дагестане. Вид с восточной стороны». Чтобы закончить работу с натуры, он каждый день по два часа поднимался на ишаке по горной тропе на место пленера.

А приехал сюда художник спустя десять лет после окончания Кавказской войны, во время которой русские войска пленили имама Шамиля именно в аварском ауле Гуниб. И только после этого царская армия начала строить здесь свою крепость, где разместился русский военный гарнизон.
Collapse )
кучеряха

провинция итить

Слуште, а что за бизнес-то у нас по-белгородски?! Почему даже в центре маленькие кофейные точки и пекарни работают с 9ти? Я так мыслю, что основной поток трудящихся и тех, кто не прочь купить какой-нибудь раф и плюшку на завтрак, приходится на период с 8 до 9ти. Так почему же у нас в это время всё закрыто-то, а? 
кучеряха

... узелки на память

Уже несколько недель мечтала выкроить каких-нибудь полчаса, заварить чашку чая, сесть в тишине и написать что-нибудь в уютненьком жж. Сначала хотела про работу, потом про дочь, потом про Счастье, потом про лето. Но каждый раз не хватало времени, потому что в этот момент у меня как раз всё вышеперечисленное и происходило.

А тут вдруг случился отпуск. И я в кои-то веки выспалась. И сижу вот совершенно счастливая у открытого окна, в котором слышно далёкий сумеречный поезд и сверчков, на столе горят свечи, а внутри очень тепло. И понимаю я, что писать-то мне особо нечего. Кому интересны переживания счастливого человека. А ещё более странно, что я сама могу так о себе сказать. Кажется, этого раньше вообще никогда не случалось. Ну или только после бокала вина в компании любимых друзей.

Но про лето я всё-таки напишу. Недавно ездили с дочкой к бабушке в почти-что-деревню. И там я поймала такой удивительный дзен, которого давно не ощущала. Пока дочь приставала к деду где-то на огороде, я бродила босиком по траве и ловила кусочки лета. Косые лучи нежаркого уже солнца, падающие на выцветшую от дождей деревянную лестницу у кирпичного забора. Опрокинутая кем-то невзначай в траву старая эмалированная кружка, наполовину заполненная ягодами ежевики. Тёплый, густой аромат упавших с дерева яблок. Берёшь одно такое в руки, вдыхаешь запах и хочется немедленно взять корзину, заполнить донышко, пойти на кухню и смешать нехитрое тесто для яблочного пирога. А рядом носится дурной пёс, тыкается мокрым носом в колени, заглядывает в глаза. Ему жарко, а ещё он хочет поиграть. Брызгаешь на него из лейки, он встряхивается, благодарно виляет хвостом и ходит за тобой по пятам.

А ты идёшь в душную теплицу, где пахнет спеющими помидорами и жужжат случайные пчёлы, мимоходом срываешь с ветки колючий огурец - он хрусткий, и даже чуть сладковатый. Берёшь тяжёлые садовые ножницы и пробираешься по дорожке босиком к зарослям мяты и мелиссы. Смахиваешь с листьев божьих коровок и нарезаешь на чай душистый букет. Сейчас поставим чайник, сядем в беседке и будем стучать ложками о краюшек блюдца с вишневыми пенками. Лето же. Лето.
кучеряха

Спаситя..

С приходом весны наша квартира стала походить на инсектарий. И это очень страшно. Первой ласточкой, хыхы, в этом параде живых существ стал клоп-вонючка. Он торжественно влетел к нам в окно в начале мая, запутавшись в шторе и ознаменовав своим появлением приход весны и истерику дочери. За зиму девочка успела отвыкнуть от того, что в мире кроме снега, града и дождя есть что-то ещё. А потому при виде клопа девочка отчаянно завопила басом: «Мааамааа, убери его!». Оглохшая, нечесаная, едва проснувшаяся мать дрожащими руками подталкивала под клопа листочек бумаги, тихонько умоляя его не упрямиться и скорее покинуть эту негостеприимную территорию. Клоп сопротивлялся, портил воздух и, кажется, издевательски хихикал.

Когда клопа таки выдворили в окно, и мать нервно заварила себе чашечку кофе от стресса, в квартиру в поисках нектара проникла пчела. Она подкралась незаметно, и каким-то неизвестным шпионским способом, видимо, перекатываясь и проползая под ковром, очутилась в ванной, где как на грех, чистила зубы Полина Сергеевна... История с воплями повторилась вновь. Облившаяся от неожиданности кофием мать ползала, извивалась и прыгала с очередным листочком по ванной, пытаясь изловить пчелу и отправить её на волю. Дочь тем временем командовала процессом, подглядывая из-за двери и читая матери лекцию о том, что если пчела ужалит, то умрет. Тебя-то, дорогая мать, не жалко, а вот пчела может отправиться на тот свет, констатировал добрый ребенок.

Когда пчелу выставили вслед за клопом, мать закрыла окно и заново заварила себе кофе. В этот момент в дверь робко постучали. На пороге стоял очень маленький, скромный человек, который тихонько поздоровался и протянул такую же маленькую и скромную визитку «Установка москитных сеток». Вот я теперь и думаю, возможно клоп и пчела — часть грандиозной рекламной кампании. И если так, то сетки я закажу, конечно, только в этой фирме.

Послесловие. Сетки нас не спасут, кажется. Полина Сергеевна вспомнила вдруг, как прекрасны все насекомые планеты. И теперь у нас дома живет: 1 колорадский жук в спичечном коробке, 1 гусеница в виде куколки, 1 божья коровка и 1 жук-семечка. Подготовлен и расписан один домик-коробок для майского жука. Счастье, что Полина Сергеевна боится пауков, а иначе я бы эмигрировала из этой квартиры куда-нибудь в бронированную камеру.
кучеряха

90 дней в Макондо

Удивительно всё-таки, как может измениться жизнь человека за каких-то три месяца. А происходящее в мире добавляет в эти перемены свою долю абсурда. Так что порой у меня стойкое ощущение, что я попала в книгу Кортасара или Маркеса. Такой магический реализм, опрокинутый в российскую действительность. И ты живёшь в этом странном времени, общемировом и собственном, то плачешь, то смеёшься, то молишься, то напиваешься, то умираешь, то воскресаешь. И совершенно не пытаешься строить планы даже на завтрашний день. Потому что скорость происходящих изменений препятствует всякому, даже самому здравому анализу.

Единственное, чего мне до боли хочется — это мороженого с кофе и первого весеннего ливня с грозой. Чтобы ползла по небу тревожная синяя туча, и ветер крутил маленькие пылевые вихри, и штора рвалась за окно. И наверное я даже дождусь и того, и другого. И распахну настежь окно, и вдохну запах, и закрою глаза, и может быть даже улыбнусь. Потому что независимо от происходящего в мире и с конкретно взятым человеком, дождь — это то обстоятельство, которое обязательно случится. Рано или поздно. Равно как и весна, и клубника, и розовые пионы, и тот, кого ты ждёшь больше всего на свете.
кучеряха

Дядя Феликс

Август. Мы сидим за накрытым столом под спеющим виноградом во дворе нашего новороссийского дома. Горячее солнце только что упало за гору, и далеко внизу, в порту и вдоль набережной, начинают зажигаться огни. С нашей Балки мы смотрим на город, жмущийся к берегам Цемесской бухты, немного сверху-вниз. Здесь у нас другой мир, далекий от реальности, немного странный и отверженный.

Бабуни и дедуни вот уже несколько лет как нет с нами. А дом, каким я помню его в детстве, почти перестал существовать. Теперь внутри есть вода, и горячая, и холодная, душевая кабинка, а печку больше не топят ни дровами, ни углем. Даже расположение комнат поменяли окончательно. И нет той легкости, прозрачной и безукоризненной чистоты, за которой так пристально следила бабуня. От этого мне немного грустно.

Мы сидим за столом. Я, отец и дядя Феликс. Теть Нина ушла от нас в дом. Там у нее компьютер с интернетом. Там она пишет стихи. У нас же на столе бутылка домашнего вина, дыня и нехитрый ужин. Беспрерывно дымят две сигареты, от чего у меня сильно слезятся глаза. Но я упорно сижу. Слушаю, как «травят баланды».
Collapse )
кучеряха

танцы с бубном

В нашем славном городе Б. установилась какая-то невиданная сушь. Мне кажется, уже что-то около месяца не было дождей. Ощущение какого-то безвременья. Каждое утро просыпаешься и видишь в окно одно и то же: густую молочную дымку, размазанную по горизонту. И ни намека на перемену погоды.

Я очень устала от лета. И от этой странной погоды. И очень радуюсь утреннему холодку, вползающему в открытое окно. Пора снять со стены шаманский бубен, чтобы призвать дожди. И земля жаждет влаги, и написанное кем-то месяц назад у подъезда на асфальте слово "лох" жаждет, чтобы его смыли прохладные дождевые капли. Хотя слово может не жаждет, а вот я да, жажду. В общем, дожди, если вы меня слышите, я вас жажду. Приходите уже скорее, я купила гейзерную кофеварку, заказала свежеобжаренный кофе, достала теплый свитер, взяла в библиотеке новую книгу. Жду!

кучеряха

Белгород — Санкт-Петербург. История любви.

Как человек родившийся и выросший в Белгороде, я очень люблю свой город. Я помню его майским, пыльным, окутанным удушливым облаком тополиного пуха. С разбитыми тротуарами, выложенными большими кривыми плитами, со скрипучими качелями-кораблями в детском городке и стареньким кинотеатром «Родина», где жили волнистые попугайчики. Я помню, как любила гулять по бывшей улице Ленина от площади к вокзалу, рассматривая фасады построенных до и после войны домишек. Но даже тогда я чувствовала, что нашему городу чего-то не хватает. Он не виноват в этом, просто такая уж у него история.
Collapse )
кучеряха

Прогулки по спящим вулканам Армении, день 1

Жарким июльским утром наше такси подъехало к ереванскому аэропорту Зварнотц, где мы должны были встретить прилетевших из Москвы друзей. Мы с мужем прибыли в Армению днем раньше и уже успели немного изучить Ереван: подняться на Большой Каскад, посмотреть на старые килимы и дудуки на блошином рынке, отведать гранатового вина и настоящей долмы, посетить пару соборов, покататься на метро и много чего еще. Теперь же нам предстояло отправиться в поход по Гегамским горам и совершить восхождение на вулкан Аждаак высотой 3600 метров.

Мы проехали мимо гигантской бутыли с вином, которая установлена на въезде в аэропорт и выгрузили тяжелые рюкзаки возле зала прилетов. Через десять минут мы уже обнимались с вновь прибывшими и знакомились с нашей провожатой Шушан.

Шушан или Шушаник или Шушана (что означает «лилия») должна была сопровождать нас по маршруту. Лично я влюбилась в нее с первого взгляда. И чем больше мы общались, тем больше она мне нравилась. Высокогорная альпинистка, покорившая множество вершин, горный спасатель, филолог по второму образованию, изучает английский, прекрасно знает русский язык (этим, кстати, отличаются далеко не все армяне). В высокие горы перестала ходить только потому, что обещала двум маленьким детям. А еще очень скромная, спокойная, добрая и красивая, по возвращению развлекала нас своими песнями под гитару на ступенях Большого Каскада. Такими знакомствами очень дорожишь, потому что подобные люди встречаются на пути не так уж часто. И это бесценный дар.

Collapse )

кучеряха

Непал. День 3.

Тикетунга — Горепани (2860 метров)

Ночь в Тикетунге оказалась одной из самых спокойных на треке. Еще не было слишком холодно, как в верхних деревнях, и не давала знать о себе высоким пульсом и бессонницей горняшка. Так что выспались мы просто отлично. Позавтракали в общей столовой с видом на ущелье и гору в облаках, собрали вещи и отправились в путь одними из последних. Когда уходили, лодж был практически пуст, хозяйка обходила комнаты и собирала теплые одеяла на просушку. Вечером сюда явится очередная порция шумных, усталых и голодных треккеров.

Апрель и май — высокий сезон в Гималаях. Летом же в эти края придут муссоны, и три месяца почти не переставая будет лить дождь и бушевать непогода. Потом в горные ущелья снова вернется теплое сентябрьское солнце. Просушит тропы, испарит всю летнюю влагу, позволит непальцам собрать урожай. И осенью на здешних серпантинах и каменных лестницах вновь появятся вереницы туристов со всего света.

Collapse )