Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

море

Север знает, а мы молчим

Зажмурься и слушай, как соль океана вползает в душу - слёзы рыб, выброшенных на сушу, скелеты ещё живых кораблей и боль морей. И от ветра щёки – стальной огонь, и у рёбер шрамы, прошу, не тронь. Этот мир прекращает быть, когда ты сжимаешь мою ладонь. 

И с хрустальным звоном падают небеса, отрезая тьмою наши пути назад. И почуяв падаль чайки на юг летят, на мели печально старый гниёт фрегат. Он с китами вместе уплыть бы рад, ведь он солдат. 

Здесь на краю последнего света, сияньем согрета, умирает планета. И у кромки моря стоим мы и молча спорим, кто кого любит сильней. Корабли – морЯ или морЯ тоскуют без кораблей. И ты хочешь мне что-то сказать, но танец снега под фонарём невежливо прерывать. 

То, что было - растаяло и ушло. Север знает, что такое тепло..

кучеряха

Да!

      "Я считаю трагедией то, что, хотя можно прожить много жизней, мы продолжаем проживать одну и ту же, даже когда она, по сути, заканчивается".
(с) Килиан Жорнет
кучеряха

...

Подзамочный апрель, отчаянный. Не скучаю я. Не скучаю я. Не мечтаю я, не летаю я. Мою руки я, и считаю я. Семь, неделя, пятнадцать, месяц. Закружилась от этих лестниц, от пустых и цветущих улиц. Март пришёл, а грачи не вернулись. В общем выживут только стерильные. Очень чистые, маломобильные. Жрите гречу, учите инглиш. А может идиш. Выворачивает, выкручивает, размолачивает, подкаблучивает. И из марта в апрель вымучивает. Где бы яду достать при случае?! За плеядами, звездопадами. За урановыми распадами. За кладбищенскими оградами - опустевшими эстакадами. И с кредитами, под закладами. И с бумажными всем наградами. Доползаем до мая трупами. Потолстевшими, злыми, глупыми. Доползаем до мая мёртвыми. Посеревшими, жёстко стёртыми. Доползаем до мая устало. А потом начинаем сначала. Всё сначала.
кучеряха

сторителлинг или сказительство))

В 1996 году клерк из бедного района Лондона решил покончить с собой, узнав, что его уволили с работы. Он взял из кухни тостер, наполнил ванную и лег туда прямо в офисном костюме. В прощальной записке он сообщал, что никого в своей смерти не винит, но жить так больше не может. В тот момент, когда он бросил тостер в воду, случился скачок напряжения и во всем доме выбило пробки. Почувствовав запах гари в квартиру клерка зашел его сосед-альпинист. Дверь оказалась не заперта. Он как раз вернулся из неудачной экспедиции в Гималаях - на склонах горы Амадаблам погиб его хороший друг. Когда он увидел своего соседа в ванной с тостером, он обозвал его идиотом и сказал, что если тот решил убить себя, так не лучше ли продать квартиру и отправиться в Гималаи.

Collapse )

кучеряха

(no subject)

А давно ли велосипеды для детей стали весить, как стиральные машины? Я как-то упустила этот момент. Мой детский велик был с алюминиевой рамой, и я спокойно лет с 7ми таскала его сама из дома на улицу и обратно. Теперь же у всех детских велосипедов стальные рамы, а вес приближается к 12 кг. Мой взрослый столько весит на минуточку. Это как вообще должны пятилетки с ними справляться или заезжать на горку?! Мне не очень понятно.

Кто-то утверждает, что так велосипеды более устойчивы. Абсолютная ересь, как валились, так и валятся вбок, да еще и придавливают своим весом.

Ну да ладно. Полина Сергеевна в общем разницы не замечает. Теперь наш коридор напоминает проезжую часть. Лучше туда просто так не соваться. А то можно попасть в ДТП. Пару аварий с участием несчастного пса, его мячика и злостной водительницы у нас уже произошло. Аварийный комиссар в виде выползшей из кухни матери быстро оформил происшествие, компенсировал собаченьке моральный ущерб горсточкой вкусняшек, а дочь отправил на штрафстоянку. Но она оттуда быстро вырвалась, и вот опять в коридоре творится какая-то вакханалия. Я туда не пойду. Завтра куплю краски и нарисую зебру для бедных пешеходов, чтобы они могли беспрепятственно попасть из кухни в зал. А то там чемпионат показывают.. Но это уже совсем другая история.
кучеряха

Капремонт - симфония ужаса

Поговорили о высоком, теперь разбавим прозой жизни. Кому-то духовный капремонт, а кому-то самый обыкновенный. Дак вот пришли к нам третьего дня мужички одни. А чего пришли?! А того пришли, что денежки наши кровныя, на капремонт собираемыя, дошли таки по адресу и, о великое счастие, дом наш решили подлатать. И вот до сих пор латают. Но всё по порядку.

День 0

В дверь настойчиво барабанили. Выбираясь из душа и чуть не сломав себе по дороге ногу, я было подумала, пожар, потоп или иеговисты. Но нет, за дверью стоял мужичок, которого впоследствии моя дочь сравнила с Волан де Мортом. Лыс, небрит и столь же беспощаден.
Здрасьте, - сказал он небрежно, отодвинул меня в сторону и, не разуваясь, вломился в квартиру. Деловито нашел выключатель в туалете, заглянул туда и с важным видом сказал: «Да тут ломать!».

Тогда я не знала, что весь капремонт проходит именно под этим лозунгом. Увидев мое недоумение, мужичок поспешно объяснил: «Капремонт». Наверное это должно было как-то оправдать его поведение. Когда я задала вполне справедливый на мой взгляд вопрос «какого черта ломать?», мужичок не растерялся и позвал прораба.
Collapse )
кучеряха

..

… умри отшельником в глуши. Пиши. Стареет под окном самшит. Пиши. И в горле буквами першит. Пиши. И даже если рот зашит. Пиши. Стирай свои карандаши. Пиши. Ломай перо о камни лжи. Пиши. И если страшно, насмеши. Пиши. А нет, заплакать поспеши. Пиши. Дыши глаголами, дыши. Пиши. И на могилах попляши. Пиши. Во славу бога Жи и Ши. Пиши. И перед смертью расскажи. Пиши. Про милых, рай и шалаши. Пиши. О том, как падают стрижи. Пиши. Пока земля червём кишит. Пиши. Ловец над пропастью во ржи. Покрепче сеть свою держи. Пиши..
кучеряха

...

… пойду по декабрьскому мертвому полю, соберу в ладошку черных нот. Отогрею их в шапке, накормлю солеными карамельками и уложу спать. Они будут всхлипывать холодной туманной ночью в своем углу. А я буду курить у окна и смотреть, как вползает в город зима.

Утром я посажу их на клавиши фортепиано. И они будут плакать от грусти и проситься обратно в декабрьское мертвое поле, чтобы лежать там среди замерзших комьев седой от инея земли и смотреть в серое небо. Как оно опускается все ниже, как оно жалеет снега для этой голой земли. Они будут плакать под моими пальцами. А потом улетят в окна печальной сонатой Скарлатти. И я снова останусь одна.

Но вечером я возьму карамельки и снова пойду в декабрьское поле...

кучеряха

...

Но почему-то не спасают эти светлые вечера с вином и друзьями, с теплом дома и огнями гирлянд. Почему-то не спасают от этой ноябрьской тоски, от ржавых гнилых листьев под ногами и небесного свинца, залитого прямо в горло, от мертвых деревьев с растопыренными корнями, въедающимися прямо в мерзлый песок.

Как будто каждый раз хрустит и ломается пополам, сочится мыслями о смерти и капает на белоснежный радостный мир грязной больной правдой о самом себе. И накатывает пустыми ночами, и сжимает пальцы у самого сердца, и ухмыляется. И тогда только крепкое, и тогда только без фильтра, и злые безысходные песни on repeat. «Тяжело и медленно...» И окна вместо телевизора с забитыми в крыши ржавыми гвоздями труб, горстью разбросанных в тумане огней и красными глазками взлетно-посадочной полосы в аэропорту.

Когда я выхожу из дома, я выключаю в себе свет. Когда все выходят из дома, все выключают в себе свет. Темно и пусто в глазах. Не ищите, меня там нет. Я осталась в этих ночных окнах, в упавшем на подоконник пепле, во мраке пустых улиц и улетевших в облака самолетах, которые никогда не возвращаются.
кучеряха

...

Совершенство этого мира в его неправильности. Иначе он весь сплошь состоял бы из прямых углов и линий. Иначе всякая картина являла бы собой чертеж, всякая скульптура - геометрическую фигуру, а каждое строение — бетонный монолит от Ле Корбюзье.

Совершенство человека в его неидеальности, в его асимметрии и возможности совершать ошибки. И кто бы мы ни были: пришельцы из Космоса, потомки обезьян или создания Творца — именно в способности понять и принять наше несовершенство заключается наша подлинная красота. И всякое преодоление страха и принятие идеи смерти делает нас похожими на цветы. Цветы, которые так мало, но так ярко живут.

Мы прекрасны, когда тоскуем по ушедшим. Эта боль делает нас уязвимыми, настоящими и человечными. Эта боль есть любовь, чистая и глубокая. И признание к этому миру. Какой бы он ни был: с его войнами, страданиями и несправедливостью, он всегда ровно наполовину будет наполнен любовью, добром и состраданием. В этом его неправильность, в этом его совершенство.